Page 56 of 56 FirstFirst ... 64647484950515253545556
Results 551 to 554 of 554

Thread: Стихи и короткие рассказы.

  1. #551
    Forum Regular
    Join Date
    Jul 2008
    Posts
    1,921

    Default Re: Стихи и короткие рассказы.

    ПРИВОРОТ

    Таня никогда не верила ни в бога, ни в какие-либо высшие или потусторонние силы, чем изрядно раздражала подруг, фанатеющих от «Битвы экстрасенсов». Магия и всё, что с ней связано, вызывало у девушки лишь кривую усмешку. Наверное, она никогда не изменила своих взглядов, если б не случилось ей влюбиться.

    Прекрасное чувство настигло Татьяну внезапно, холодным ноябрьским днем. Она вышла из своего подъезда, направляясь на факультатив, и увидела его – красавца-брюнета со спортивной фигурой, достающего из багажника авто большие кожаные чемоданы. Брюнет с чемоданами направился в соседний от Таниного подъезд, и девушка словно под гипнозом последовала за ним. Лифта в доме не было. Молодой человек энергично шагал по ступеням, а она тенью, чуть пригнувшись, шла следом. Он остановился на третьем этаже, и пока возился с замком двери, девушка вернулась на улицу. В тот же день от соседки по подъезду узнала про нового квартиранта и даже выведала его имя.

    «Геннадий!» – пело восемнадцатилетнее сердце Татьяны, вздрагивая и замирая.

    Она встала перед зеркалом и оценивающе оглядела себя: тощая фигурка без выдающихся форм, прыщавый нос и очки в роговой оправе на пол-лица. Оправу, из-за которой Таню в школе наградили прозвищем «Тортилла», девушка совершенно искренне считала стильной.

    Всю эту скрытую, местами зашифрованную красоту Геннадий каким-то образом должен был заметить и полюбить. Татьяна ясно осознала отсутствие каких-либо шансов на успех и начала страдать.

    Она писала в Facebook длинные статусы о неразделенной любви, выкладывала одно за другим фото осеннего дождя и плакала по ночам. Ей было плохо. Если б знала, что именно так чувствуют себя все безнадежно влюбленные, то стало бы легче, но отсутствие опыта сыграло с Таней злую шутку – она увязла в грусти, как муха в киселе. Так продолжалось четыре дня, пока на пятый над ней не сжалился Google, изрядно уставший от бесконечно повторявшихся запросов «самый грустный в мире статус», «умираю от любви» и «Иван Дорн песни». Google подсунул рекламную ссылку с названием «Магический портал. Приворот 100% гарантия». Мозг Тани дал сбой.

    На портале девушка быстро нашла подходящий приворотный обряд, обещавший в итоге неминуемое счастье, и начала подготовку. Купила пшеничное зерно, трехлитровую банку жидкого меда, красные свечи. Недоставало лишь земли из следа ноги любимого. Странно? Таня так не думала. Она лихорадочно соображала, как раздобыть эту самую землю из следа, если практически весь двор заасфальтирован, а преследовать Геннадия пусть по небольшому, но все же городу, не хватило б времени и сил. К тому моменту она досконально изучила режим утренних отъездов и вечерних возвращений Геннадия по минутам. Нужно спешить – через день полнолуние.

    Гена всегда возвращался поздно, часам к одиннадцати вечера, любил еще пару минут посидеть в машине, разговаривая по телефону или слушая музыку. Свой автомобиль он, как и многие, оставлял на вытоптанном газоне у детской песочницы. Именно здесь – в высоких кустах у песочницы – Таня определила свою дислокацию. Из-за жуткого холода девушка надела чуть великоватую старенькую дубленку, доставшуюся от матери. Надела своеобразно – наизнанку, вверх густым черным мехом неизвестного природе животного. Для более надежной конспирации измазала лицо черным обувным кремом и разбила уличный фонарь.

    Шло время, Гена не ехал. Начал накрапывать дождь, постепенно превратившийся в ледяную мокрую стену. Дрожа от холода, Таня согревалась дыханием, пряча нос в пластиковый стаканчик, припасенный для драгоценной земли. Наконец Геннадий появился. В этот раз он не стал задерживаться и тут же вышел из машины. Коварный дождь смывал следы, и девушка метнулась в сторону парня на полусогнутых. Движение получилось более резвым, чем требовалось. Боковым зрением молодой человек заметил нечто мохнатое и, испуганно вскрикнув, отпрыгнул в сторону. Таня замерла. Геннадий вдруг перешел в атаку. С криками: «Фу! Фу!» подскочил к тому, что принял за собаку, и с силой толкнул ногой в бок. Таню отбросило в кусты. Стаканчик выпал из рук, но что еще хуже – она потеряла очки. Немного пошарив по мокрой земле, нашла их и водрузила на место. Внутри происходила борьба чувств: с одной стороны, хотелось подняться и объяснить, что она человек, с другой, терзало желание во что бы то ни стало влюбить Гену. А тот не унимался.

    – Вот зараза! – кричал он в сторону Тани-собаки, пытаясь разглядеть ее в мокрой темноте.

    Девушка не выдержала, резко поднялась и встала перед любимым. В мистическом полусвете молодой человек увидел низкорослое существо с всклоченным мехом, маленькой мокрой головой, совершенно черным лицом и глазами, похожими на очки для подводного плавания.

    – Я – Таня! – громко и с обидой заявило существо.

    К такому жизнь Геннадия не готовила. Замахав руками, он пулей влетел в подъезд.

    Потирая ушибленный бок, Татьяна с маниакальным упорством зачерпнула из отпечатка обуви любимого горсть жижи и поступью победителя ушла домой.

    В ночь полнолуния, запершись у себя в комнате, совершенно нагая смешала зерно, мед и землю под вызубренные заклинания и неровное пламя красных свечей. Нагота не была предусмотрена правилами обряда, но показалась юной ведьме обязательным условием из-за недавно прочитанного романа Булгакова. Следующим шагом было прокладывание пути – Тане следовало лить мед тонкой непрерывной струйкой от двери своей квартиры до дверей любимого. Это означало, что судьба навеки соединит их невидимой нитью.

    Накинув все ту же дубленку, но уже как положено, в сапогах на босу ногу девушка тихо вышла в парадную с трехлитровой банкой заколдованного меда. Она лила его тоненькой струйкой, экономя и невольно коря себя за то, что не купила литров пять-шесть. Опасения оказались напрасными, меда хватило и даже осталось. Таня обильно полила у двери в квартиру Гены, и та вдруг открылась. На пороге стоял незнакомый парень и ошарашено разглядывал полуголую девушку с банкой в руках. Из-за плеча незнакомца показалось удивленное лицо Геннадия. На секунду глаза Тани и объекта магического воздействия встретились, но Гена тут же с прищуром стал разглядывать мех дубленки.

    Татьяна побежала. Она бежала так быстро, как не бегала никогда прежде. Даже на школьной олимпиаде по физической культуре, куда попала, ответив на резонный вопрос физрука: «Где форма?!» латинской пословицей, ей не удалось развить такую высокую скорость. Шла на рекорд. Нечаянно, но шла.

    * * *

    Более месяца после жуткого случая с неудачным приворотом Таня выходила из дома украдкой, пряча лицо в шарф. Она повесила дубленку в дальний угол шкафа и уговорила родителей купить ей сапоги на высоченной шпильке и пальто; перекрасилась в жгучую брюнетку, сменила очки на линзы и только после этого стала чувствовать себя немного спокойнее. В мае авто Геннадия перестало появляться во дворе. Всезнающая соседка по подъезду сообщила, что квартирант съехал.

    В июле родители отвезли Таню на море. Там у девушки случился бурный роман с прыщавым сверстником, и она кардинально преобразилась. Вернулась с отдыха загоревшей, с модной прической, парой пикантных татуировок и колоссальной уверенностью в собственной привлекательности. Чтобы закрепить новый образ, решила посещать модные курсы самосовершенствования. Надела узкое льняное платьице, нарисовала большие глаза и смело отправилась навстречу новому. Встреча с новым получилась смазанной: Таня опоздала, пока бродила по запутанным коридорам незнакомого здания в поисках нужной аудитории. Наконец нашла, уверенно постучала и шагнула внутрь. В небольшом помещении находилось всего пять-шесть человек. Тренер – высокий, спортивного телосложения парень стоял на кафедре. При взгляде на него в ушах у Тани зашумело, ноги подкосились, а в боку фантомно заныло.

    – Я – Таня, – представилась девушка, но голос предательски дрогнул и превратился в сип.

    – Помню, помню… – ответил Геннадий. – Присаживайтесь, где удобно.

    Он отвернулся к доске, едва заметно подергиваясь от немого хохота.

    Через четыре месяца они поженились.

  2. #552
    Forum Regular
    Join Date
    Jul 2008
    Posts
    1,921

    Default Re: Стихи и короткие рассказы.

    ))))

    «Когда-то я смотрела на мальчика, который бился в истерике в магазине, требуя шоколадку, и думала - фи. Вы просто не умеете их воспитывать. В доме, где на полках стоят книги, а в воздухе звучит классическая музыка, ребенок не бьется в истерике. Он отодвигает от себя томик Шопенгауэра и спрашивает "Мамочка, я могу сьесть шоколадку?".

    Я смотрела на девочку, которая дубасила лопаткой напарницу в песочнице, и думала - фи. Мой ребенок никогда не будет никого бить лопаткой. Никогда и никого. В доме, где на полках музыка, далее по тексту.
    А потом я родила двоих детей. Одного за другим, не приходя в сознание.

    С тех пор девочка с лопаткой приходит в мои сны. Она дубасит меня по комполу и голосом Шопенгауэра спрашивает: "Ну что? Получила? Получила? Ты просто не умеешь их правильно воспитывать!".

    То, что я не умею их правильно воспитывать, было открытием номер раз.
    То, что все дети - сюрпрааайз! - разные, стало открытием номер два.

    Вот возьмем девочку Санечку.
    В комнате бардак. А давай-ка, говорю, прибeремся. Утром уборка, говорю, вечером - мультики.
    Девочка Санечка честно убирает комнату и смотрит заслуженные мультики.
    А теперь возьмем мальчика Сережу. Сережа сначала интересуется, сколько мультиков он сможет посмотреть, если уберет комнату. О цене договариваются на берегу, справедливо полагает мальчик Сережа. Потом Сережа торгуется. Он со вкусом скандалит на тему того что 2 мультика - это мало, и ему нужно 3. Потому что 3 мультика, мамочка, это лучше, чем 2 мультика, мамочка, ты какая-то глупая мамочка.
    После этого Сережа строит замок, рисует динозавра и беседует с игрушечным хомяком. Потом приходит и сообщает что Сейезинька отинь устай, что животик хочет кушать, a глазки хотят мультик, а ручки и ножки совсем, совсем не могут ничего делать.
    Я не знаю, как заставить Сережу прибирать комнату. Привет тебе, о девочка с лопаткой.

    Или вот возьмем врача и прививку.
    Девочка Санечка боится врачей и прививок. Она кричит и вырывается. Она дерется как лев и не идет на уступки. Девочка Санечка - честный боец. В меня - гордо говорит муж.
    Я не знаю, как убедить Санечку не бояться прививок.
    Да вижу, вижу тебя, девочка с лопаткой, сгинь уже.

    Или вот возьмем кактыпровелдень.
    Девочка Санечка очень любит рассказывать, как она провела день. Как с утра она пришла в школу. Встретила Нину. Потом они пошли на завтрак. На завтрак была невкусная каша, потом была математика, потом они ходили в буфет, и так коротенько минут на 40.
    Мальчик Сережа информацией нас не балует.
    Началя папа пьивёй меня в сад, мы кусийи, потом меня побий Максим, потом я побий Максима, потом я спай, потом папа пьисёй. Се!

    Девочка Санечка любит заныкать свои конфеты в красивую шкатулку, а потом любоваться и пересчитывать.
    Мальчик Сережа любит сожрать свои конфеты, а потом тырить чужие из красивой шкатулки.

    Девочка Санечка пошла в школу с 6 лет. Когда мы были на собеседовании, Санечка узрела на столе у секретарши стеклянную фигурку оленя. Стеклянный олень, вашумать! Это ж надо додуматься.
    Санечка два часа прорыдала горючими слезами о том, что ей без такого оленя теперь жизнь не мила. Прямо там, в школе, и рыдала. Мимо ходили ученики, строго смотрели учителя, а под секретаршиным столом злорадно хихикала девочка с лопаткой.

    Саня выковыривает из пирога изюм и ест только тесто.
    Сережа выковыривает из пирога изюм и ест только изюм.
    Сережа спит днем по два часа.
    Саня не спит днем с двух лет.
    Я не знаю, это про дети-разные, или про девочку с лопаткой, сами придумайте.

    Саня никогда не таскала в рот монетки, бусинки и детальки от конструктора. Никогда никогда никогда.
    Сережа радует нас до сих пор. Недавно проглотил монетку и начал задыхаться. Если б не моя сестра, которая быстро перевернула его вверх тормашками и вытрясла эту монету, то я даже не хочу думать.

    Ни Саня, ни Сережа не умеют ходить в музей. Все, что их интересует в музее - это пожрать. Пожрать в музеях обычно не бывает, поэтому музеи их не интересуют. Хеллоу, книги на полках и журчащая в бачке музыка.

    Еще я всегда мечтала печь вместе с детьми. Знаете, вот эта идиллическая картинка, красивая мама в фартуке, а рядом два причесанных ребенка вырезают формочками из теста рождественское печенье.
    У меня было три попытки.
    В первый раз выяснилось, что у меня опасные формочки. Если надавить ими на тесто не с той стороны, то можно здорово порезаться. В тот раз Саня залила кровью всю кухню, у меня тряслись руки, а формочки я выкинула.
    Вторая попытка произошла уже после того как родился и слегка подрос Сережа. С новыми, безопасными пластиковыми формочками. Выяснилось, что Сережа очень любит тесто. Стоило мне отвернуться, как Сережа жрал тесто. Собственно, на печенье теста не хватило.
    В третий раз звезды были на нашей стороне. Никто не порезался, и не какал потом сырым тестом два дня подряд.
    Я просто полдня отмывала кухню, коридор, себя и детей. А потом решила - ну его в пень, это печенье.
    Но вчера я зачем-то снова сделала тесто! Лежит в холодильнике, угрожает. Я тоже немножко боец. Горжусь!

    А вот с оленем - проблема.
    Вы не знаете, где можно купить маленького стеклянного оленя, вашумать?
    Подозреваю, что девочка с лопаткой знает.
    Но не говорит!(с)»

  3. #553
    Forum Regular
    Join Date
    Jul 2008
    Posts
    1,921

    Default Re: Стихи и короткие рассказы.

    ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПУШКИНА

    Предутренний туман и летний зной
    Июнь разлил от края и до края,
    А памятник на утренней Тверской
    Стоял на суету Москвы взирая.

    Спешили люди, ждали их дела,
    У каждого судьба в свою полоску,
    И голуби, как воплощенье зла,
    На монумента гадили причёску.

    Над площадью кружились, как фантом,
    И метили какашками в макушку,
    Откуда глупым птицам знать о том,
    Что это классик Александр Пушкин?

    И вот однажды, раздражён и зол,
    В субботний день, примерно в пол-второго,
    Он с монумента медленно сошёл
    И удалился в сторону Перово.

    Поэт в раздумьях по Москве шагал,
    День предвещал хорошую погоду,
    И думал, что не зря, мол, пробуждал
    Он лирой чувства русского народа.

    Шуарму продавали и ситро,
    А мимо мчались жёлтые маршрутки,
    Толпою выходили из метро
    Рабочий класс, бомжи и проститутки.

    И Пушкин шёл, поидерживая фрак,
    Вокруг всё для поэта было ново,
    На лавке тёлка кушала биг-мак,
    Похожая на Нату Гончарову.

    Поэт гулял, но вот, в один момент,
    Когда кормил в пруду батоном утку,
    Какой-то проходящий мимо мент,
    Похлопал по плечу: -Одну минутку.

    Вы, гражданин, узбек или таджик?
    По виду представитель южных наций,
    Которых на участке не привык
    Я видеть без отметки регистраций.

    Поэтому- продолжил этот мент,
    Закон я соблюдаю, как привычку.
    Извольте, предъявите документ,
    Ну, а потом, кормите хлебом птичку.

    Поэт сказал: -Какой же я узбек?
    Я Пушкин! Вы меня учили в школе!
    Ну, вспомните же, милый человек:
    "Я вам пишу, бла-бла, чего же боле?..."

    Ну, вспомнили? -Поэт задал вопрос-
    -Со мной знакомы в мире миллиарды!
    А может в профиль? Видите мой нос?
    Ужель вы не признали бакенбарды?

    Мои стихи про вьюги детский плач,
    Про зиму, утро, лес и про снежинку...
    -Начитанный какой попался х*ч-
    Ответил мент и вытащил дубинку.

    Поэт напрасно плакал, что-то плёл
    Про Анну Керн и Болдинскую осень,
    Его ефрейтор бдительный привёл
    В участок номер триста двадцать восемь.

    В пропахшей потом камере, поэт
    На нары рухнул и рыдал без силы,
    Пока один задержанный скинхэд
    Не крикнул:- Да заткнись уже, нег**ла!

    И Пушкин думал, сдерживая стон,
    За что всё это мне? Чего же ради?
    Вся эта чушь, похожая на сон,
    Я памятник! Ну, кто ж меня посадит?

    Ну, а когда спустилась птицей ночь,
    Прохладным ветром из Коньково дуя,
    Он стену проломив, поплёлся прочь,
    Свой курс держа обратно на Тверскую.

    И в камере, оставшись не у дел,
    Забившись в страхе в угол, словно крыса,
    Скинхэд, на это глядя, поседел,
    Хотя, как все скинхэды был он лысый.

    В квартире блочной спал с женою мент,
    Употребив свою пивную дозу,
    А Пушкин тихо влез на постамент,
    Привычную приняв со вздохом позу.

    И думал Пушкин: "Ни в один из дней
    Уж свой покой я больше не нарушу.
    А люди много хуже голубей,
    Пусть лучше срут на кудри, а не в душу".

    И памятник, отбрасывая тень,
    Взирал на разыгравшееся лето.
    И наступал простой июньский день.
    Шестое. День рождение поэта.

    А. Гутин

  4. #554
    Forum Regular
    Join Date
    Jul 2008
    Posts
    1,921

    Default Re: Стихи и короткие рассказы.

    Будни городских сумасшедших

    — Что это? — спросила я Гошу, разглядывая клетку в его руках, в которой копошилось что-то огромное серое и страшно любопытное.
    — Да вот, выкинул кто-то. Жалко, замерзнет. Да и восьмое марта на носу. Подарок тебе, короче.
    Я приблизилась к клетке и едва не заорала от ужаса. Подарок, притараненый Гошей, превзошел все мои даже смелые мечты. На меня бусинками красных глаз смотрел огромный «пасюк», обладатель длинного безволосо розового хвоста и зубов, похожих на башибузукские сабли.
    — Ты нормальный, нет? У нас ребенку два года, а ты в дом крысу с улицы тащишь. А вдруг она больная? — зашипела я, косясь на невозмутимо разглядывающего меня грызуна. Перед глазами встали картинки из книги про чуму и образ доктора, одетого в клювастую маску.
    — Завтра к айболиту свожу, но выкинуть не дам. Сдохнет животинка, — безоговорочным тоном сказал муж и поставил клетку на холодильник, чтобы мелкий тогда Димка не смог дотянуться.
    Ночью я встала попить воды и услышала копошение со стороны холодильного агрегата. Отогревшаяся крыска стояла на задних лапах, сложа передние в молящемся жесте. Пушистое пузо трогательно отсвечивало розовым, она улыбалась.
    «Ну надо же», — подумала я и сунула сквозь прутья кусочек моркови. Грызун принял подношение и, как мне показалось, поклонился.
    — Куда это ты потащил Кларису Павловну? — спросила я Гошу, поймав его рано утром в дверях с клеткой в руках.
    — Кого? — не понял муж, с тревогой глянув в мою сторону.
    — Куда, спрашиваю, ты понес мой подарок, оглоед? — повторила я по слогам.
    — В ветеринарку. Ты ж велела. С каких пор тебя склероз ломает? — пожал плечами благоверный.
    — С тех пор, как я в нее влюбилась. Мы с ней полночи чаи гоняли с морковью и за жизнь терли, — мое признание выбило из Гоши остатки серьезности, и он разразился сотрясающим стены смехом.
    Кларисой Павловной я назвала крысу неслучайно. Была у меня в университете педагог, ну копия моей новой приятельницы: и внешне и по повадкам.
    — Я хотел ее Ларисой назвать, — вздохнул благоверный и достал из клетки зверя.
    — Гоша, это же банальщина, — фыркнула я и протянула руку. Клариса Павловна принюхалась, но от своего спасителя не ушла. Прижалась к нему теплым боком и запищала. С этого дня она передвигалась по квартире, только сидя у Гоши на плече, за что тот тут же получил погоняло «Капитан Флинт».
    — Гиди, гиди, пакитан Флинт писел, — азартно шепелявил Димка, показывая на отца пальцем. Так мы и зажили: я, Гоша, Димка и Клариса Павловна.
    Через неделю картина повторилась.
    — Что это? — вопрошала я, глядя на огромный сверток из Димкиного одеяла в руках любимого мужа, воняющего нечистотами так, что у меня заслезились глаза.
    — Вот нашел, — ответил муж, аккуратно, словно ядерную боеголовку, опуская на пол куль, — умрет от голода, — закончил Гоша и развернул одеяло.
    На полу лежал огромный пес породы боксер, больше похожий на супнабор моего советского детства. Мяса под кожей не наблюдалось вообще, только ощетинившийся частоколом ребер остов, который назвать собакой язык у меня не повернулся бы. Существо дышало, ходя освенцимными боками, и я поняла, что он теперь тоже наш.
    — Гоша, у нас маленький ребенок, — вздохнула я и пошла варить бульон , отправив мужа в аптеку за спринцовкой. Благоверный старатанул так, что пыль под ногами заклубилась.
    — Где же ты нашел бедолагу? — вливая из спринцовки в пасть, похожую на чемодан, куриный бульон поинтересовалась я.
    — В мусоропроводе, — заиграл желваками Гоша. — Услышал, стонет кто-то. А там он. Убил бы тварей, если бы нашел.
    Пса мы назвали Баксом. Истратив на его лечение сумму величиной в бюджет маленького государства, мы получили в личное пользование шкодливого полудурка, а Димка закадычного друга и приятеля по всевозможным шалостям. Бакс до конца не выправился. Рахит выгнул все его кости странными дугами, потому и передвигался он непонятно: хромал на все четыре лапы и был похож на лилипута-горбуна, по ошибке засунутого в собачье тело очень красивой шоколадной расцветки с трогательными белыми носками на конечностях. Спустя неделю в нашей квартире не было ни одного непомеченного угла, и совсем исчезли обои в прихожей. Пес скучал, когда оставался один.
    — Нюська, Клариса Пална умирает, — рыдал у меня над ухом Гоша, а я думала, что это сон, и никак не могла проснуться. — Вставай, бездушная ты женщина, — надрывался любимый, сдергивая с меня одеяло.
    — Вскочив, как ошпаренная, я кинулась к холодильнику, на котором так и прижилась клетка крыски Клариски. Старую, правда, Гоша выкинул, купив своей любимице розовый дворец с трубами для лазанья, домиком, колесом и еще кучей других приблуд, которые неблагодарная свинья, тьфу, то есть крыса, сожрала сразу же после новоселья, превратив красивые финтифлюшки в разноцветную пыль.
    Клариса Павловна лежала на боку и тяжело дышала, откинув в сторону лысый хвост.
    — Спаси ее. Нюська, видишь, из нее лезут какие-то черви, — рыдал Гоша, показывая пальцем.
    — Это твои первые внуки, — заржала я, разглядывая приплод. Одиннадцать прозрачно-розовых уродцев, похожих на червяков. — Спасибо тебе, любимый. Подарок на восьмое марта ты мне преподнес — огонь просто.
    Роды мы принимали весь остаток ночи. Вернее, как принимали. Сочувствовали и наблюдали. Свалились в кровать под утро и забылись тяжелым сном.
    — Вставайте, лядители, — спустя пятнадцать минут разбудил нас Димка. — Я лесил, хацу пипугая. Плямо чичас, или буду леветь, — угрожающе насупился маленький шантажист и сморщил личико, готовясь разразиться оглушающим ревом.
    Попугая породы корелла сын назвал Гошей. Через неделю новый Гоша бодро болтал на языке Димки, произнося — не бездумно, кстати — «Куда пясел» или «Бакс дуляк». По-другому говорить он так никогда и не научился.
    Гоша, человек, был уже не капитаном флинтом.
    — Я похож на городского сумасшедшего, — жаловался муж, выводя на прогулку колченогого Бакса.
    На одном его плече гордо восседала Клариса Павловна, на другом полный тезка лопочущий на детском суахили. Бабки, сидящие на лавке, крутили пальцем у виска, глядя вслед крупной фигуре моего мужа, остальное население двора старалось моего мужа избегать. Мало ли, что там у него в голове.
    Крысята выросли, обзавелись рыжей, зачесанной на бок челочкой и черными усишками.
    — На Гитлеров похожи, — восхищался Гоша, разглядывая «внуков».
    Димка красил Баксу губы безумно дорогой помадой, подаренной мне коллегами, ею же рисовал круг вокруг пса.
    «Как в Вие», — пояснил сын, испаряясь.
    В конце концов гитлерята выросли и разбежались по квартире. Как уж они выбрались из клетки — загадка из разряда теоремы Ферма. Гоша ловил их три дня. Поймав, сложил в банку и отнес в зоомагазин, из которого его погнали к ветеринару за справками о здоровье. Ветеринар заломил за бумажки такую цену, что у мужа отпала челюсть. С трудом вернув ее на место, Гошик спросил:
    — А без справок нельзя?
    — Можно, — ответил «Айболит». — В унитаз и смыть.
    Зря он это сказал. Гоша такого не прощает. Короче, справки мой муж получил, дав крысятам дорогу в жизнь.
    Клариса Павловна прожила у нас два года. Гоша колотил ломом промерзшую землю и тайком вытирал слезы.
    — Гош, может, не мучайся? Заклеим тело в коробку и в мусоропровод выкинем? — предложила я.
    — Думай, что говоришь, женщина. Я друзей в помойку не выкидываю, — ответил муж.
    У нас было много животных после этого: хомяки, черепахи, рыбки, попугаи, кошки, собаки. Они умирали — это естественно, но даже рыбок Гоша хоронил и хоронит. А если занят, то копать приходится мне.
    — Ты похожа на похоронную команду, — смеется он, видя, как я в очередной раз хватаюсь за лопату. Бакс тоже издох, прожив с нами долгие семь лет. Он умер не своей смертью. Пса зарезал пьяный подонок, от которого Баксюша пытался защитить свою хозяйку, то есть меня. Я до сих пор оплакиваю храброго мальчишку, изуродованного волей каких-то живодеров, оставивших его умирать, но не растерявшего при этом благородства и огромной любви ко всему человечеству.
    Наша дочь, как и Гоша, тащит в дом различную, несчастную, брошенную живность. А я радуюсь. Мои дети растут добрыми и сострадательными людьми. Сейчас в нашем доме живут знакомая вам уже Падла, хомяк Мандаринка, рыбка Флэппи, мыши Сплинтер и Кукис. И, поверите, в доме тепло и уютно. Я не люблю чистых до скрипа домов, в которых нет душ, радости и смеха. Желаю всем полного дома счастья. И пусть так будет всегда.

    © Инга Максимовская

Page 56 of 56 FirstFirst ... 64647484950515253545556

Thread Information

Users Browsing this Thread

There are currently 1 users browsing this thread. (0 members and 1 guests)

Posting Permissions

  • You may not post new threads
  • You may not post replies
  • You may not post attachments
  • You may not edit your posts
  •  
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Terms of Service | Privacy Policy Рейтинг@Mail.ru