PDA

View Full Version : Армия это не страшно, это - весело!



Мазут
04-25-2005, 01:47 AM
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ "Командирские причуды"

... у меня было уже более 100 нарядов по роте и по кухне, так что прапорщик Купчук Василий Исаевич записал меня в клуб Филатова. За что я отхаживал эти 100 нарядов это тоже отдельная история. И у меня было больше оснований попасть в дисбат чем у Костика.
Есть такой футбольный клуб куда принимают футболистов которые забили 100 голов. Вот как -то раз после 12 часов ночи он засиделся в своей каптерке, а потом вышел и мимоходом задал мне этот вопрос:"Алданов, ты уже записался в клуб Филатова или нет еще?" - "А что это за клуб, товарищ прапорщик?" - "Клуб футболистов, которые забили 100 голов." Я для интереса открыл книгу нарядов и посчитал свои. Оказалось что-то около 60.
Не знаю как в других частях, но в нашей, благодаря командирскому чувству юмора, был заведен очень интересный порядок проведения ночных рейдов по боевым постам - у нас их было всего четыре: дежурный по части, дежурный по роте, секретный телефон и секретный телеграф. Последние два представляли собой две маленькие комнатки напичканые разной аппаратурой, которая имеет свойство разогреваться неимоверно. Естественно ни о каких кондиционерах или вентиляционных системах не было и речи. И ребятки в теплые польские ночи едва не превращались в польские всемирно известные копченные колбаски. Эти два объекта были сверхсекретными (!) и по правилам строго - настрого запрещалось открывать окна. Но на то они и правила, что бы их нарушать. Дежурившие по ночам бойцы все-таки открывали эти окна, что бы в конец не изжариться. В очередной раз не повезло рядовому Павлюченко (вспомните "Какодемон").
Стол стоял напротив окна. Окно было открыто. Когда Павлюченко поднял голову на слова "Алле, солдатик!" прозвучавшие из окна в лицо ему обрушился поток воды - командир пришел проверять посты.

Мазут
04-25-2005, 01:48 AM
ЧАСТЬ ВТОРАЯ "По Уставу - не положено"

Я сделал такое отступление к тому, что я тогда удивлялся почему же меня не проверяют ночью, тогда как все остальные попались уже раза по два - три? И накаркал! Причем как!
Тогда я был в звании младшего сержанта и командовал отделением новопризванных бойцов. В это отделении я тоже устраивал кое-какие "беспорядки", но об этом позже.
В свободное от "командования" время и в "награду" за один нехороший проступок я заступал в наряды по роте через день. Причем продолжалось это уже более трех месяцев и я отходил более 60 нарядов. Когда я не заступал в наряд - я спал 8 часов, а когда в наряде - 4. Можете представить себе какая это нагрузка. Через какое-то время я "потерял бдительность" (проще говоря, забил болт на все это дело - здоровье дороже) и стал досыпать недостающие часы по ночам, естественно когда порядок наведен и дневальный стоит "на тумбочке". Порядок такой: два дневальных делят ночь пополам (с 10 до 6), а дежурный - днем с 9 до 1. Как можно выспаться днем, когда все топают по казарме? Вот я и решил: плевать война - главное маневры.
Очередной раз, было уже что-то около 3 часов ночи, я пошел "добить" свои часы и наказал, зная, что на "секретках" сидят "черпаки", строго-настрого дневальному, если кто-нибудь его попросит что-то сделать, что-бы он разбудил меня. Нужно это было что "тумбочка" не пустовала, а то совсем получился бы "завал" службы. И со спокойной совестью лег на свою кровать не раздеваясь, натянул одеяло до носа, потянулся и отдался во власть сна. Сначала спал чутко. Примерно в 3:30 часа какой-то офицер спустился с третьего этажа в наш туалет покурить. Это было последнее что я услышал перед тем как вырубился окончательно.
Проснулся я от того, что кто-то теребил меня по животу приговаривая:"Алданов вставай, пора уже..."

Когда полковник Безуглый проснулся - было еще темно. Он всегда просыпался в такое время если накануне вечером "перебирал". Спать не хотелось и как всегда он решил пойти проверить свое "хозяйство". "Хорошо, что есть черный ход в казарме" - думал он, - "Это помогает создавать эффект неожиданности..."
Поднявшись на второй этаж, пройдя через туалет, командир части попал в расположение роты и... никого не увидел. Место где должен был стоять дневальный было пусто. Он постоял задумавшись - эффект неожиданности всем был пофиг. Тут он заметил свет в бытовке и заглянул туда. Там какой-то солдатик из средней азии подшивал воротничок к кителю. Командир посмотрел на часы - 4:15 утра! Тот узнав мужика в телогрейке, вытянулся по стойке смирно. "Иди-ка дорогой постой-ка пару минут вместо дневального, пожалуйста." "Дух" как был в кальсонах и кителе на перевес на левую руку так и встал куда было сказано.
В этот момент из туалета показался рядовой Линкявичус. Он в эту ночь принял дежурство на зас-телефоне. "Стой там, Линкявичус, и никуда не двигайся пока не скажу!" - единственное что пришло в голову полковнику, что бы выяснить куда девался наряд по роте. Линкявичус - замер. Решил начать обход с кубрика прикомандированных, потом - большой кубрик роты, потом - еще один маленький, потом - ленинская комната. Никого! Наряда - не видно. "Может не заметил" - думал он, - " Еще раз пойду посмотрю". Пройдя еще раз тем же маршрутом и ничего не обнаружив он остановился возле дневального и задумался. "Ты не видел дежурного по роте?" - спросил он у солдатика. "Никак нет, товарищ подполковник". "А ты?" - обратился он к Линкявичусу. "Никак нет". Полковник решил все-таки довести это дело до конца и пошел еще раз проверить помещения. Проходя вдоль большого кубрика между кроватями его вдруг пошатнуло (сказалось вчерашнее) и он за что-то зацепился. Сапоги! Присмотревшись он едва не вскрикнул от радости - Алданов - дежурный по роте! Потрепав его по животу он проговорил:"Алданов, вставай, пора уже..."

Я открыл глаза и увидел фигуру, плотную фигуру в телогрейке. Мозг лихорадочно заработал - в роте с таким телосложением никого нет. Я вскочил. При смутном дежурном освещении я узнал командира части, но он был без погон и не в форме.
Кого резко будили ночью тот знает, что при этом сердце стучит как бешеное, глаза круглые, ничего не понимаешь и при этом мозг старается безуспешно востановиться из сна. Примерно в таком состоянии я старался сообразить что мне делать и что об этом говориться в Уставе из того что я знал. Пока я все это соображал мы вышли из кубрика в коридор, света стало больше и я попытался состроить бодрствющую рожу, но мне не надо было этого делать, потомо что когда подполковник посмотрел на меня он как-то странно замер на мгновение.
Полковник подошел к оружейной комнате и сказал:"Открывай, сержант" и тут на меня НАПАЛО! Я вспомнил, даже знал наверняка, что оружейку я должен вскрывать только предварительно предупредив дежурного по части, который находился этажом ниже прямо под оружейной комнатой.
- Товарищ полковник, разрешите доложить дежурному по части?
- Не надо никому докладывать. Открывай!
- Товарищ полковник, по Уставу положено докладывать дежурному по части!
- Я тебе сказал - не надо никому докладывать. Открывай!
- Товарищ полковник, по Уставу положено доложить.
- Я приказываю - открывай!
- Товарищ полковник, я не могу так открыть. Я обязан доложить дежурному по части. Так в Уставе говориться.
- Слушай, сержант, приказы командира части! Целого полковника! Для тебя уже ничего не значат?
Тут я хотел было залепить о том что он без формы и кто он вообще такой я не знаю, но решил "в бутылку не лезть" и ситуацию не усугблять, а потому пролепетал еще раз что-то про Устав и с места не сдвинулся. Командир видя, что меня просто так не возьмешь решил пойти другим путем. Он подошел ко мне и, почти по-отцовски, сказал:"Слушай, ты только чуть-чуть приоткрой дверь чтобы сигнализация у дежурного сработала и сразу же закроешь". Тут уж и я сдался, видя, что Безуглый пошел на компромис. Я сделал как он сказал. Через секунду дежурный по роте взлетел на второй этаж и увидев подполковника вытянулся смирно и отдавая честь сказал:"Товарищ подполковник, во время моего дежурства никаких происшествий не случилось!" - "Какой, на хер, не случилось! Дежурного по роте - нет. Дневального - нет! Рядовые по ночам по роте шастают, когда им спать положено! Бардак вы тут развели, капитан! А вы мне - происшествий не случилось." И они пошли с недоумевающим капитаном вниз.
Утром меня с наряда сняли и после обеда я снова пошел в наряд, но уже как помошник дежурного по части. К тому времени вся часть знала что произошло и дежурный по части, пожалев меня, отпустил меня спать в 12 и подняв в 6.
Осталось прояснить где же был дневальный?
Линкявичусу ближе к утру захотелось поссать и он, зная, что дневальный тоже телефонист, позвонил ему и попросил посидеть на посту одну минутку пока он поссыт. Дневальный сказал, что он один и не может оставить "тумбочку" и что он должен разбудить деж. по роте. Линкявичус сказал, что не надо его будить, что это займет всего пару минут, а за пару минут ничего не случиться. "Давай быстро вниз, душара, будешь еще спорить со старшими!" - добавил он. Против таких аргументов дневальный возражать не стал и потому метнулся со второго этажа на первый, а Линкявичус пошел с первого на второй...
На Линкявичуса я обижаться не стал - рано или поздно это должно было случиться.

Мазут
04-25-2005, 01:49 AM
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ "Что рассказал Костя"

Часть наша имела две дислокации - "Зимние квартиры" и "Подземный узел". Провинившихся на одной дислокации в виде наказания отправляли на другую, и где было хуже - было не понятно. Зимой было хорошо на "Узле", а летом - на "Квартирах". Хотя по-правде сказать летом было хорошо ВЕЗДЕ.
Рассказываю я это к тому, что история эта началась на "Узле", а закончилась на "Квартирах".
В то время Константин был уже сержантом, хотя и не имел отделения, но командовал экспедиционной частью у телеграфистов (это такой отдел, который фиксирует входящие и выходящие телеграммы и делает кое-что еще важное). Иногда он принимал этот ПОСТ совместно с молодым бойцом, а иногда один.
В тот исторический день он заступил на этот боевой пост один. При сдаче поста положено после себя оставлять порядок, особенно если пост принимает военнослужащий старше тебя по сроку службы. Когда пришло время менять смену, то выяснилось, что на его место пришел "ДУХ" и, естественно, о том, что бы сержант со сроком службы один год мостичил полы (хотя их и было-то всего 4 кв. метра) для "ДУХА" никакой речи не могло быть!
Капитан, который привел смену, то ли забыл какой порядок взаимотношений имеется у состава срочной службы, то ли не знал, но отдал команду Константину привести помещение в надлежащий вид. Константин, согласно устава, ответил "Есть!" и метнулся за "коньком", но натирать полы сам, однако, не стал. Позвал Духа всучил ему инструмент и указав "вражескую" территорию приказал очистить ее и сделать своей.
Товарищ Капитан появился в самый неподходящий момент, когда "завоевание" было практически закончено, и увидев швабру в руках молодого бойца и заподозрив сержанта в "неуставщине", задал практически риторический вопрос:"Почему швабра в руках рядового?" Ответ был такой же как и вопрос:"Наводим порядок, товарищ капитан!" - "Я спрашиваю почему ОН наводит порядок, а не ты?" - "Я передал приказ по команде, товарищ капитан! По Уставу так положено." Видимо не выдержав такого интеллектуального потока от обычного сержанта, капитан перешел на более понятную лексику:"Да, ты у меня сержант х*й пост сдашь! Я тебя на вторую смену оставлю! Ты у меня все полы на узле от*****асишь!" - "Товарищ капитан! Не имеете права! Он младше меня по званию! Вы унижаете звание сержант." Капитанский мозг не смог переварить такие сложные высказывания и его естественной реакцией были слова "Да иди ты на х*й" и капитан со всего размаху ударил Костю в лицо.
Мой друг хотя и учился в ИнЯзе, но интеллигента из себя никогда не строил, а потому капитан незамедлительно прочувствовал ответную реакцию со словами "Иди сам..."
Тут у них случилась "куча мала", понабежали другие офицеры, стали их разнимать, докладывать о происшествии командиру части, выяснять что произошло и т.д. и т.п.
Командир части был у нас замечательный человек! В самом хорошем смысле этого слова. Очень добрый и ко всем солдатам и сержантам относился как к своим сыновьям. Никогда никого не наказывал - только один раз посадил рядового Карабу (нашего с Костей призыва) на "ГУБУ" и то только потому, что тот совершил ЧП на виду у всего гарнизона.
Костика на следующий же день командирским ГАЗиком отправили на "Квартиры", а командир части решив немного припугнуть личный состав для профилактики решил сделать вид, что заводит "дело" на это дело - повез Костика к военному прокурору. Но военный прокурор то ли не просек чего хочет наш командир, то ли для очков в свою "рабочую историю" завел дело по-настоящему. И тут выяснилось, что Константину грозит дисциплинарный батальон! Привезли моего друга обратно. Настроения никакого нет, причем у всей роты. Человек он веселый и друг хороший. Всегда готов прийти на помощь. А тут практически не за что - и дисбат! Стал его тот самый прапорщик Купчук собирать в дорогу - шинель "подогнал" поновее, сухпай и - все такое.
И вот подошел день, черный день надо сказать, когда мы должны были расстаться. Попрощались, обнялись, пообещали писать друг другу. Сел он в ГАЗик и уехал. Ощущение такое, как-будто сам себя похоронил - жалко парня, до боли жалко!
День прошел как обычно. Вся рота - как в воду опущенная. После ужина более дисциплинированная часть села смотреть программу "Время" - это было уже 9 часов вечера. Вдруг дневальный издает какой-то непонятный звук, а вслед за ним - фраза и до боли знакомый голос:"Ну, че, бля, не ожидали!"

Все кто сидел возле телевизора как по команде обернулись. В помещении роты воцарилась секундная тишина - возле дневального стоял Константин со всей своей аммуницией и довольно скалился от произведенного эффекта. Все сразу кинулись распрашивать что, да как. Но то что Костя рассказал совершенно выбило из мозгов напряжение и сожаление об отъезде товарища. Он рассказал совсем не то что от него ожидали, но то что составляет 80% рассказов и воспоминаний солдата о гражданке... Как вы думаете что он мог такого рассказать, что ЭТО затмило все то дерьмо что с ним случилось?
Пока он сидел и ожидал своего судного момента, и как это бывает от долгого сидения и ожидания, ему неожиданно приперло в туалет.
Хотя это и был войсковой штаб довольно крупного масштаба, но туалет его был обычным деревянной коробкой состоящей из двух "кабинок" - "М" и "Ж" разделенных обычной деревянной перегородкой из досок. Доски были прибиты неплотно (видно, какой-то нерадивый солдатик постарался) и между ними образовались щели.
Мой друг уже сидел над очком, когда услышал, что в отделение "Ж" "зацокали" каблучки.
Естественно это вызвало интерес у Константина и он незамедлительно заглянул в одну из щелей...
Одно замечание - разница между теми срочниками кто служит (служил) за границей бывшего СССР и в самом СССР в том, что на родной территории солдату проще наити контакт с местными жительницами, да и самоволок и увольнений у них больше, а что до нас касательно (мы служили, выполняли интернациональный долг, на территории ПНР) - мы видели женский пол только по телевизору или из окна "маршрутного" автобуса "Узел" - "Квартиры" Поэтому этот вопрос стоял очень актуально.
Во втором отделении, естественно, была женщина. Пришла она по легкой нужде. Знала она о том, что у нее есть "собеседник" или нет - никто не знает. Но то что от нее ожидали - она сделала. Она встала в такую позу совершая заключительный акт своего "обряда", что Константину стало уже не до суда... Дальше я описывать не буду!
Вот ответ на мой вопрос - о женщинах. То что я не стал описывать Костик рассказал нам со всеми подробностями обмусоливая каждый пунктик. Все стояли и слушали и никто не спрашивал о причинах и последствиях принесших его к этому туалету. Это уже стало далеким прошлым...

Мазут
04-25-2005, 01:50 AM
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ "Воспитательная работа"

В то время как я начал отхаживать свои наряды по роте, а было это весной, в СССР случился новый "набор" и к нам в часть прибыло полку. На "Квартирах" к тому времени было уже три сержанта, но в наряды я продолжал ходить, сменяя двух других. Посему начальство сделало три отделения. Мы должны были провести с ними один месяц - курс молодого бойца. Потом они должны были разойтись по ностоящим взводам. Сразу оговорюсь - "дедовщины" мы не устраивали. Мы старались воспитывать их в рамках Устава интерпритируя его по-своему.
Однажды взвод, придя с обеденного "принятия пищи", имел свободное время минут 30 до построения. Что бы ребята не расслаблялись сержанты устраивали им кое-какие вводные. Только рядовые рассядутся переваривать пищу, а сержант тут-как-тут, причем целых два. Один - в подразделении, другой - перед казармой на плацу. Первый заходит в кубрик и, типа, начинает проверять порядок. Вдруг находит что-то что ему не нравится. Тогда он говорит так:"Взвод, у рядового Залупкина непорядок в тумбочке (здесь могут быть варианты: неровно застелена кровать, кантик плохо набит или табуретка неровно стоит). Будем отрабатывать это упражнение, что бы в дальнейшем, когда вы вольетесь в роту, наше подразделение было образцовым! Даю вам 10 секунд - строится на плацу с тумбочками (матрасами, одеялами, табуретками и т.д.)! Время пошло!" Bзвод, топая как стадо слонов, бежит вниз мимо комнатки деж. по части, из которой высовывается сонная и недоумевающая физиономия какого-нибудь офицера. Взвод строится на плацу перед вторым сержантом. Из окна спального помещения высовавается рожа первого и он орет:"Серега! Ну как?". Второй отвечает:"Медленно!" И обращаясь ко взводу:"Медленно строимся! 10 секунд - строится в подразделении! Время пошло!" Все повторяется, только в обратном направлении. После 3-4 раза невыдерживает деж. по части:"А по тише можно?"
После этого мы, конечно, все прекращаем.
Естественно, молодым бойцам такое отношение не нравилось. Один из них, когда он уже начал нести нормальную боевую службу, как-то разоткровенничался со мной и рассказал, что они (он и его друзья) собирались после демобилизации (!) найти мой адрес и начистить мне рыло за все. Но после того как они "понюхали пороху" в роте мнение их изменилось обо мне. Я оказался "нармальнам пацаном".

Мазут
04-25-2005, 01:51 AM
ЧАСТЬ ПЯТАЯ "Вы зачем здесь спите?"

Был еще такой случай. Я заступал еще на боевые посты на "Базе". Дежурства были по 12 часов, плюс сдача - прием, итого - 13.5. Работал я на телеграфе и у нас было несколько комнаток с телеграфными аппаратами. Одна комнатка - один пост - один боец. Но была и большая - для двух бойцов. Как-то раз этот пост приняли рядовой Митяшин и ефрейтор Перепелкин. Была это ночная смена. Естественно, сон на боевом посту - преступление.
Но бойцы пренебрегли этим положением. Они расстелили один бушлат на полу, а вторым накрылись. В ту ночь никого из офицеров ответственных за телеграф не было. И когда они уже видели третьи сны, в помещении телеграфа появился капитан из соседнего отдела (я не помню его фамилии, но помню из-за усов его прозвали "Таракан"). Он прошелся по "одиночкам" и в конце заглянул в большую...
- Ах, еб вашу!.. Подъем!
При этих словах поднялся только Митяшин, потому что он был ближе к нему, а Перепелкин так и остался лежать спиной к происходящему.
"Митяй", не совсем понимая и не удивляясь (этого капитана он и раньше видел) что происходит, встал по стойке "смирно", насколько это было возможно сделать при помощи его неуклюжего телосложения, и сонно уставился на Таракана.
- Товарищ солдат, вы находитесь, бля, на боевом посту который вам доверила родина. Вы здесь, чтобы защищать мирный сон советских граждан, еб...мать. А вы развели здесь бардак, на х*й, и спите. А враг-то - не дремлет, ****...
И дальше в таком же духе, в течении 10 минут, живым офицерским языком, была прочитина лекция о международном положении и задачах, которые поставила родина перед нами.
- ...вам все понятно, товарищ солдат?
- Так точно, товарищ капитан.
Таракан развернулся и пошел к себе в отдел преисполненный уважением к себе самому с чувством выполненного долга, а Митяй, постояв секунду, снова забрался под бушлат к Перепелкину.
- Кто это был? - сонно спросил Перепелкин/
- Таракан.
- Что он хотел?
- Родину... - недоговорил Митяй.
Кстати, капитан этот был совсем не плохим мужиком, а потому никто об этом не узнал, кроме, разумеется, рядового состава и ничего этим двум не было. Историю эту они мне сами рассказали...

Мазут
04-25-2005, 01:52 AM
ЧАСТЬ ШЕСТАЯ "А жив ли он вообще?"

С Митяем произошла, кстати, еще одна история. И тоже со сном на боевом посту. Но уже в ней я был прямым участником и свидетелем (и Константин тоже).
Как обычно мы пришли на смену, но прапорщика ответственного за телеграф - не было. После двух часового сидения в "купе" (комнатки мы называли эти так, из-за дверей как в купейных вагонах) решили собраться и попить чаю. Собрались все за исключением Митяя.
Послали молодого бойца позвать его. Тот пришел и сказал, что Митяшин закрылся в "купе" и не отвечает. Спит - догадались мы. "Иди, постучи в дверь ногой - он и проснется." Но боец опять вернулся ни с чем. Посетовав, что послал такого бойца неумелого, я решил сам сходить и посмотреть в чем дело. Подхожу к "купе" - действительно, дверь закрыта. Стучу, говорю:
- Митяй, вставай, пошли чай пить! - никакой реакции. Заглядываю в замочную скважину - Митяй лежит под двумя бушлатами и спит. Я стучу ногой со всей силы (вентиляция начала работать и создавать определенный шум) и ору:
- Митяй! Мать твою! Пошли чай пить! - ни одного движения.
После этого стою некоторое время в задумчивости. Надо сказать, что на каждом посту было еще два вида связи: телефон и "громкая". Иду на место прапорщика, и пытаюсь "достать" Митяшина по телефону... Ничего. Пробую "громкую" - тот же результат. Ну не ламать же дверь! Прибегаю к следующей хитрости. В маленьких комнатках по шестнадцать телеграфных аппаратов. Если "отрубить" все направления на соединяющей аппаратуре, то все эти аппараты начинают выть, греметь, грохотать так, что в этой комнатке стоять невозможно, а не то что спать. Звоню ребятам, объясняю ситуацию. Они делают, то что я прошу. Шум стоит неимоверный! Я еще добавляю "громкую" и телефон. И что вы думаете? НИЧЕГО! Он продолжает спать. А может он умер? Мы прекращаем этот шум и начинаем волноваться - жив ли он вообще? Выход только один - придется каким-то образом окрывать дверь. Кто-то пронес отвертку и мы стали ковыряться в замке. Через некоторое время нам удается зацепить замок и он отщелкивается.
Дальше - внимание! Все происходит в течение нескольких секунд.
Дверь начинает открываться и издает соответствующий шум. Митяшин, который до этого лежал неподвижно, и которого не смог разбудить грохот, который смог бы поднять покойника, вскакивает на ноги и начинает судорожно запихивать бушлаты под стол (сейчас я думаю, что все это было на уровне животной реакции). Он даже не смотрит кто стоит в дверях! Но когда он оборачивается (при этом пытаясь принять позу "смирно") он видит пятерых солдат, чуть ли не катающихся по полу от смеха...

бешеный
11-29-2005, 03:02 AM
Прикольно, продолжение когда?:34:

марик - камарик
11-29-2005, 03:29 AM
отлично.

Мазут
12-01-2005, 01:06 PM
Пока больше ничего не вспомнилось... :-)

Alex_ca
02-11-2006, 07:15 PM
Вот уж действительно...когда делать нечего,то каждый по-своему!
Кот например,лижет кое-что. А лыцари...Завал!